Для вас
Женский журнал: Ваш юрист, миграция, красота, кулинария, магия и многое другое.

Представители каких народов СССР, не воевали на стороне Германии?

Представители каких народов СССР, не воевали на стороне Германии?

Военный коллаборационизм в СССР 1941-1945 гг. имел огромные, не имеющие аналогов в истории масштабы : в составе вермахта и СС за эти годы успели послужить свыше 1,2 млн советских граждан . Неужели ни один народ Советского Союза не запятнал себя сотрудничеством с нацистами?

Давайте разберёмся в этом вопросе.

В 1941-1945 гг. Советский Союз сражался не с одной Германией.

Точно так же, как в 1812-м – не только с наполеоновской Францией. В гитлеровских войсках, так или иначе, была представлена вся Европа , кроме разве что княжеств Люксембург и Монако (и то не факт).

Свои среди чужих

Кроме непосредственных стран-союзников и сателлитов (Италии, Финляндии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Словакии и Хорватии), в составе вермахта и СС были многочисленные «добровольческие» подразделения , укомплектованные советскими гражданами и разделённые по национальному признаку.

Далеко не все из них приняли непосредственное участие в боях на передовой. Предателям немцы не очень доверяли . Поэтому и использовали их в основном для несения охранной и полицейской службы на оккупированных территориях.

«Ост-батальонщики» приходили на смену чисто немецким охранным подразделениям вермахта и СС – которые, как пылесосом, высасывались из тыловых зон растущими потребностями огромного Восточного фронта. Советские граждане, надевшие нацистскую военную форму, охраняли склады, железные дороги, другие коммуникации; привлекались к карательным антипартизанским операциям.

Причин, такого массового использования коллаборационистов-много, но главная заключается в военных неудачах Вермахта. Кто изучал этот вопрос, прекрасно знает, что количество коллаборационистов росло с каждым годом, в связи с поражениями солдат Третьего Рейха .

Руководитель казачьих формирований Рейха генерал Гельмут фон Паннвиц и донские казаки. Фото в свободном доступе.

Точного количества прошедших через эти подразделения людей мы, вероятно, никогда не узнаем. Можно ориентироваться лишь на примерные оценки. Благо, в 1990-е годы негласный запрет на тему коллаборационизма был снят , и архивы открыты.

Некоторые историки, пользуясь «новизной» этой темы, сделали себе на ней имя и карьеру. К примеру, Сергей Дробязко, Игорь Ермолов. Не ограничившись диссертациями, они выпустили целый ряд научно-популярных книг о « советских солдатах Гитлера ».

Эта тема отлично раскрывается в книге "Пособники" от издательства "Пятый Рим" ( добавил виджет ниже ). Там з атрагиваются все аспекты советского коллаборационизма , а не только тема власовцев и украинских сепаратистов, про которую уже снято и написано достаточно всего. Автор очень подробно рассказывает про Локотскую республику и Каминского, про Смысловского и его РННА, а так же про отношения коллаборационистов и руководителей Третьего Рейха.

А вот приблизительные оценки учёных, по к оличеству коллаборационистов . На службе у немцев в годы Великой Отечественной оказалось примерно:

  • 350 тыс. русских (в их числе 80 тыс. – казаков);
  • 280 тыс. прибалтов;
  • 250 тыс. украинцев;
  • 180 тыс. среднеазиатов;
  • 38 тыс. азербайджанцев;
  • 30 тыс. армян;
  • 29 тыс. грузин;
  • 28 тыс. северокавказских горцев;
  • 21 тыс. белорусов;
  • 20 тыс. крымских татар.

Из волжских татар, а также из военнопленных — представителей других народов Поволжья и Приуралья – башкир, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов – осенью 1942-го в Польше был сколочен Волжско-татарский легион СС «Идель-Урал» , численностью до 40 тыс. человек.

Широкую известность получил также Калмыцкий кавалерийский корпус , созданный также осенью 1942-го на территории Калмыцкой АССР, численностью до 3,6 тыс. человек.

В процентном отношении, больше всего солдат и «полицаев» гитлеровцам поставили латыши (10,7% от населения), эстонцы (9,1%) и крымские татары (7,6%).

«Предатели поневоле»

Немцы не от хорошей жизни формировали всё новые и новые подразделения из советских военнопленных . Их собственные людские ресурсы, и без того весьма ограниченные, оказались серьёзно подорванными затянувшейся войной с СССР.

Кавказские горцы на стороне Гитлера. Фото в свободном доступе.

Не доверяли немцы своим новобранцам «из советских» не зря. Несмотря на то, что национальные подразделения Ваффен СС назывались «добровольческими», нет сомнений в том, что истинных добровольцев в них было меньшинство .

В основном военнопленные соглашались пойти на службу оккупантам просто для того, чтобы не погибнуть от голода, холода, болезней и непосильного труда в концлагере . Вербовку солдат и «полицаев» для Третьего Рейха можно назвать «добровольно-принудительной», но никак не добровольной. Далеко не все люди обладали несгибаемой волей, позволяющей переносить все ужасы жизни в концлагере.

Идейные враги большевизма

Меньшинство действительно были идейными противниками советской власти – те, кто пострадал от политических репрессий, «расказачивания», «раскулачивания» и коллективизации ; прочих «экспериментов» большевиков над собственным народом.

Например, в качестве непримиримых врагов режима немцами справедливо рассматривались донские казаки , которых советская власть подвергла суровым репрессиям, а также прибалтийские народы , недавно присоединённые к СССР и недовольные «советизацией».

Казаков, прибалтов и представителей тюркоязычных народов директива Генерального штаба вермахта от 18 августа 1942 года именовала «равноправными союзниками германских солдат в борьбе против коммунизма» .

Военнослужащий 20-й (эстонской) дивизии СС Харальд Нугисекс. Фото в свободном доступе.

Нацистская пропаганда, обращаясь к ним, подчёркивала :

Акцент был именно на антибольшивизме, но при этом никто даже не трудился гарантировать «ост-батальонщикам» возможность национального самоопределения .

Доктор исторических наук Юлия Кантор в книге «Прибалтика: война без правил (1939-1945)» указывает: немцы планировали ассимилировать коренное, «наиболее подходящее в расовом отношении» население Литвы, Латвии и Эстонии, а остальное – ликвидировать и (или) выселить на восток . Скорее всего, некоторую часть оставили для работы в сельскохозяйственной отрасли .

Всем остальным, прежде всего казакам и горцам, готовилась роль «цепных псов» , охраняющих новые восточные границы Третьего Рейха.

Ставка на победителя

Наконец, немало было оппортунистов, делавших ставку на победителя и успевших не раз «перекраситься» за войну. Тех, кто присоединился к немцам во время их блистательных побед 1941 года, но перебежал в партизаны или в заграничные «бойцы движения Сопротивления» после Сталинграда и Курска.

Таких тоже было немало, и далеко не всех таких «партизан с сомнительной репутацией» смогли выявить после войны. К таким людям я могу отнести и генерала Власова . Который сделал карьеру в СССР, потом перешел на сторону немцев, ну а в финале решил сбежать в США.

Таким образом, в Советском Союзе трудно найти такой народ, ни один из представителей которого не побывал бы на службе у немецких оккупантов. За исключением, пожалуй, коренных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока .

Каратели, чью вину в антипартизанских операциях удалось доказать, были казнены . Прочие – получили различные сроки .

Ведь в каждом городе или селе, наряду с ветеранами-орденоносцами, были отдельные их ровесники, не имевшие боевых орденов и медалей. После войны, искупив свою вину перед Родиной многолетним трудом в лагерях, они продолжали жить обычной жизнью – работали в колхозе или на заводе, имели семьи и предпочитали не вспоминать о прошлом.

Время неумолимо: постепенно ушли из жизни и те, и другие.

Комментарии закрыты.