Для вас
Женский журнал: Ваш юрист, миграция, красота, кулинария, магия и многое другое.

Принял боевое крещение в Сталинграде»- советский танкист рассказывает как он прошёл всю войну

«Принял боевое крещение в Сталинграде»- советский танкист рассказывает как он прошёл всю войну

Война — как много в этом слове, где слились воедино боль, страдания и горе, где вчерашние мальчишки, порою за день повзрослев, командуя войсками шли на фронт, сражаясь за родную землю. В этой статье автор, используя как ориентир интервью генерал-лейтенанта Орлова, ветерана Великой Отечественной, постарается воссоздать тот путь, который он прошёл — от Минска до Молдавии .

Становление офицера

В 1939 году, семнадцатилетний мальчишка поступил в Орловское бронетанковое училище имени Фрунзе. Закончил его с отличием, получил звание лейтенанта.

Но вместо того, чтобы отправиться в действующую армию, лейтенанта направили в Минское Краснознамённое танковое училище , где он был назначен командиром взвода курсантов. Так 19-летний парень впервые примерил на себя должность командира.

А тут война! И что делать вчерашним мальчишкам, никто не знает — в училище паника, комсостав неизвестно где.

Так и двинулись на восток, минуя дороги, ориентируясь по солнцу и скрываясь в лесах.

Двигались ни шатко, ни валко – немецкие диверсанты подрывали мосты, приходилось искать броды. С провиантом тоже было скудно, сухпай на исходе.

Приходилось в деревни заходить, просить. Жители правда, не отказывали, хоть многие и бранились, отступаете мол, драпаете… А приглядевшись – нашивки курсантов на бойцах, куда им воевать?

Давали, что могли.

Курсант Орлов, 1939 год. Фото в свободном доступе.

Что характерно – не сбежал никто из взвода . Просились домой сбегать, когда неподалёку от их деревень проходили, Орлов отпускал – ему было-то 19 лет всего, откуда там опыт? Но ребята возвращались, через день-два. Приходили не с пустыми руками, один даже целый мешок еды приволок на себе.

Радостный, что своих догнал, рассказал, как родители напутствовали, мол, воюй сынок, как следует!

На четвёртый день взвод заблудился в лесу. Вышли на какую-то просёлочную дорогу, наткнулись на штабных офицеров.

Офицеры их быстренько мобилизовали, поставив боевую задачу – собирать всех годных к службе солдат, двигающихся на восток , и передавать им. Офицеры эти, во главе с полковником, собирали из них части по принципу армейских (отделение-взвод-рота), ставили им командиров и направляли в район Березины – там удалось на какое-то время немцев сдержать, вроде как даже линия фронта образовалась.

Однажды на заслон вышел танковый экипаж. Оказалось, что они на танке двигались на восток, пока не кончилось горючее.

Они поснимали всю оптику с танка, замаскировали его и двинулись пешком. Орлов их оглядел, побеседовал – вроде нормальные ребята.

То же и полковник сказал. (скорее всего, имеется в виду полковник Лизюков, прим. автора) Топливо дали – бочек с топливом наснимали с полуторок – будь здоров.

Танкисты вернулись, как и обещали с танком, да ещё каким – КВ! Этот танк так и остался потом у переправы, весь расстрелянный, но двое суток переправу держал .

Затем полковник приказал отвести невесть откуда взявшийся целый кузов полуторки с драгоценностями в Могилёв, и оттуда дальше двигаться на восток, к Москве. Так взвод и двинулся, по пути чуть не погибнув под бомбами, а затем по ошибке принятый за немцев местными жителями.

В общем, кое как добрались до Смоленщины, в Рославле погрузились на поезд, добрались до Ульяновска. Там взвод распределили, кто курсанты – на доучивание, кто из офицеров в преподаватели.

До того доходило, что письма на имя Сталина писали, пустите, мол, на фронт! Страшно руководство училища ругалось на это – воевать то учить кто-то должен!

А чему учить – не понимали, сами ведь с немцами почти не встречались даже.

Полковник Лизюков. Он организовал переправу через реку Березина, сколачивал полевые отряды из отступавших или отбившихся от частей солдат и офицеров. Фото в свободном доступе.

Потом полегче стало, когда в училище начали прибывать раненные или списанные боевые офицеры – там уже и наука воинская лучше и быстрее давалась. Бывших преподавателей, необстрелянных курсантов начали в резервные команды потихоньку сгонять. Но парни молодые, горячие, в бои рвались.

Естественно, не отпускали, мало ли что? В конце концов, Орлов своего добился – откомандировали его в Сталинградский автобронетанковый центр.

Добирался он туда на пароме, по Волге. Добрался в страхе, конечно – соседний пароход в одну из бомбардировок разбило, щепками пароход, на котором плыл Орлов даже «окропило».

Прибыл он в центр целым и невредимым, представился майору Герда. Он на документы посмотрел, и говорит – принимай роту, на заводе получишь танки .

Вот там, по его мнению, лучшую школу прошли – командир получал на заводе корпус танка, а вот сборка некоторых элементов и наладка машины производилась уже экипажем. Справедливо он считал, что лучшей школы для танкистов не найти – машины до каждого винтика таким образом изучали . Потом пристрелки, прогоны заводские, и днём, и ночью, мастерство отточили и в бой.

Приёмо-сдаточная площадка СТЗ. Фото в свободном доступе.

Командир танковой роты

Там же, в Сталинграде Орлов и принял боевое крещение — 23 августа 1942 немцы подошли к городу вплотную, начался штурм города – в 15:18 начали бомбить, до темноты не прекращали – армады бомбардировщиков «утюжили» город. А войск в городе нет, только охрана заводов (их в Сталинграде было три – СТЗ, «Баррикады» и металлургический).

Генерал Фекленко приказал ему собрать всех, кого сможет, затем двигаться к реке Мокрая Мечетка, там закрепиться и сдерживать врага, как сможет.

Добрались до Мечетки, а там зенитчики уже повоевали – на поле несколько танков немецких, как выяснилось – уже неспособные сражаться. Орлов со своими танками двинулся было через реку – один танк сразу подбили, экипаж еле спастись успел . Пришлось по огородам рассредоточиться.

Заводы сами пошли на помощь – рабочие, кто был свободен, танкисты, все они выступили как ополчение . А как иначе – у многих здесь семьи, дома. Так и сдерживали Вермахт целые сутки. Немцы опешили, но на следующий день «вдарили» основательно.

Но опять не смогли пробить ополченцев – за ночь рабочие заводов вытащили полуготовые танки, окопали их, превратили в нечто наподобие ДОТ-ов . Так и отражали, как могли, а потом ещё и матросы подоспели.

Через день Орлова ранило – вначале подбили гусеницу танка. Так как комроты, необходимо было перейти в другую машину – на выходе из своего танка его и подстрелили, два ранения, госпиталь.

Чудом выкарабкался, напросился обратно в Сталинград . Направили к полковнику Брижиневу, командиром роты Т-70, лёгких танков, участвовал в окружении 6 армии Паулюса.

Вид поля боя, в котором артиллеристы схлестнулись с танками противника. Фото в свободном доступе.

Затем опять ранение, лёгкое, но всё же. Затем снова бои, бои… А потом пришла награда, сразу две – Орден Красного Знамени и повышение до начштаба. Пришлось заново полк формировать, машины добывать из тех, что в боях уцелели, бойцов по окрестностям собирать.

Только полк собрали, его приказом Рокоссовского откомандировали в расположение армии Шумилова. Собрали кое-как второй состав, а выдвинуться на фронт не могут – нет эшелонов свободных . И так, и сяк – не удаётся.

А комкор матом телеграммы шлёт «Где вас носит, чудаки?».

Спас ситуацию Маленков – нарком с особыми полномочиями в тот момент как раз прибыл к линии фронта. Вопрос с погрузкой решил буквально одним звонком , но на станции возникла заминка – потребовали взятку (удивительное дело конечно, но со слов Орлова так и было). Пришлось отдать, и так на каждой станции.

Таким образом, добрались до Ростова. Только прибыли, а тут новое распоряжение – откомандировать лейтенанта Орлова в штаб Степного фронта.

Там он сдал экзамены и был установлен в должности начальника оперативного отдела по бронетехнике.

Из штабников обратно на фронт

Да только не сиделось ему в штабе – молодой парень, кровь горячая, на фронт рвался. А тут Брижинев попался, из госпиталя выписался, ждал назначения. Назначили его в 27 гвардейскую танковую бригаду, командиром.

Позвал новоиспечённый комбриг туда и Орлова – парня он знал, воевали вместе, парень толковый. Орлов думал недолго, начал просить перевода из штаба на фронт . Командование, конечно, против – офицер толковый, да и в штабе уже пообтёрся.

Но нет, тянуло на фронт парня. В конце концов, начопер сдался, присвоил капитана и отправил на фронт, лишь бы глаза не мозолил тут.

Брижинев обрадовался, дал целый батальон под командование Орлова.

В конце 1944 года, война для капитана Орлова закончилась – его направили в Военную академию бронетанковых войск, после обучения в которой он стал адъюнктом, затем доктором наук, участвовал в Параде Победы 1945 года. В общей сложности Николай Григорьевич отдал армии 49 лет.

Спасибо за прочтение статьи! Ставьте лайки, подписывайтесь на мой канал и пишите, что думаете — всё это мне очень поможет !Подписывайтесь на канал "Две войны " в Телеграм

Комментарии закрыты.